Александр Бобров - ВСЕОБЩАЯ И ЛИЧНАЯ УТРАТА


809.jpg

Самая большая личная утрата Года литературы и всей современной литературы, что бы дальше ни стряслось – смерть Валентина Григорьевича Распутина.


Он писал с горечью о нашем времени: «Честь, совесть, не убей, не укради, не прелюбодействуй, любовь в образе сладко поющей волшебной птицы, не разрушающей своего гнезда, традиции и обычаи, язык и легенды, покойники и история – всё это заметно перестаёт быть основанием жизни. Основание перестаёт быть основанием, и чем оно заменится? Победителей этот вопрос не интересует…» Выпал ещё один могучий гранитный блок из этого основания. А мнимых победителей скоро и след простынет, если наша Россия останется…

Помню, в начале 80-х мы беседовали наедине с моим учителем – выдающимся лириком Владимиром Соколовым, и он как-то робко, тактично (свойство тонкого человека) задал мне лобовой вопрос: «Саша, скажите честно: кого вы считаете первым прозаиком современности? Не хотите – не отвечайте…» – «Прямо и сразу отвечу: после “Живи и помни” – Валентина Распутина! Я понял: этому художнику подвластно всё, даже военная тема. И второе: он создал классический женский образ, а это для русской литературы – признак гениальности». Владимир Николаевич облегчённо вздохнул: «Спасибо! Я ведь тоже так думаю, но не всякому признаешься…»

С тех пор эта моя убеждённость, как и у сонма ценителей литературы, только укреплялась. Многое я высказал в недавней юбилейной заметке к 75-летию не просто живого классика, а совестливого хранителя высших традиций нашей литературы. Хочу вспомнить лишь один его завет: после публикации в 1967 году повести «Деньги для Марии» Распутин был принят в Союз писателей. Пришли известность и слава, а в 1970 году в журнале «Наш современник» была опубликована его повесть «Последний срок», которая выдвинула молодого автора в первые ряды прозаиков. Тогда-то, на пике славы Валентина, я и познакомился с ним лично в 1975 году на Днях литературы в Алтайском крае. Сорок лет прошло, а я как сейчас помню горное утро в пионерлагере селения Манжерок, которое вошло в популярную песню Пьехи благодаря молодежному фестивалю советско-монгольской дружбы. Мы проснулись с ним вдвоём после горячей встречи писателей накануне в отремонтированной комнате на шесть кроватей с казённым плафоном и запахом краски. И Валя в лучах солнца, бившего сквозь незашторенные окна, сказал мне так серьёзно и сокровенно, как умел только он говорить: «Саня, ты молодой. Стихи под гитару поёшь. Будут тепло встречать, наливать, хвалить. Никого не слушай – только сомневайся и ещё больше работай!» Собственно говоря, это он ведь себя предостерегал, и сам потом жил по этому завету, и меня зарядил на вечный труд и недовольство собой. Распутин рассказал мне, что дописывает повесть «Прощание с Матёрой», которая и вышла в следующем году. А ещё через год – поразительная работоспособность и неиссякаемость таланта! – за повесть «Живи и помни» (1977) он был удостоен Государственной премии СССР. В русскую литературу вошёл наравне с классическими женскими характерами трагический и светлый образ Настёны – верной жены дезертира.

Два десятилетия назад Распутин выступил с предупреждающей статьей «Что дальше, братья-славяне?». Вынесенный в заголовок публикации вопрос ставился, как известно, в тогдашних условиях, вынуждавших констатировать, что «никогда ещё славянство не было так далеко друг от друга, так друг к другу нетерпимо, и никогда ещё, за исключением кратковременного послереволюционного периода, сама Россия не падала так в своём политическом и нравственном значении», – в прямом смысле «на пепелище» бывших СССР, ЧССР и СФРЮ, неизменно декларировавших братство и единство родственных народов. Причём Валентин Григорьевич на полную громкость озвучивал его «не для упреков и предъявления счёта, а только для того, чтобы проследить, как это происходило, и прикинуть, пойдём ли куда-нибудь дальше». Всем ясно, что опасения подтвердились со всей кровавой определённостью, а намечавшиеся тогда противоречия не сгладились, наоборот – усугубились по всем направлениям до прямой войны в Донбассе и поддержки неонацизма восточноевропейскими странами. Втуне пропадает главный вывод писателя: «В сущности, российские славяне – это один народ, народ русский, разлучённый историческими обстоятельствами в старые времена на три части и в разлуке наживший различия, давшие основание называться Малой, Белой и Великой Русью. Но – Русь, с единым телом, единой душой и сердцем, сращённость которой могли взяться проверять только враги её». Нам остаётся лишь засвидетельствовать, что до последнего времени это единство жестоко проверялось и, наконец, враги торжествуют… Распутин предупреждал об этом с болью и горечью, с тревогой за судьбу современного мира и славян в нём. Мы можем только повторить убеждённо: «Русский вопрос есть вопрос славянский, а славянский есть вопрос русский», поскольку «Создатель высеял нас единой горстью». Эта горсть разжалась, а там кровь и тридцать сребренников! Снова повторяю вслед за старшим товарищем, говоря о спасении славянского мира: «Это будет зависеть от того, спасётся ли Россия. Не устоит она – поминай как звали славян всех вместе и каждого по отдельности».

Мистика какая-то! Вспоминал 14 марта, готовя одну статью, что как раз Распутин написал предисловие к моей книге 2004 года «Вечный месяцеслов», признавшись, что всегда ждёт эту рубрику в газете: «…И мы уже привыкли к “Месяцеслову”, ждём его, располагаемся перед чтением поудобней, предвкушаем удовольствие от острого, порой язвительного и всегда наблюдательного, вездесущего голоса. Александр Бобров – поэт, и о чём бы он ни писал, какую бы мерзость текущей российской “демократии” ни выставлял на всеобщее обозрение, какому бы празднику ни радовался – всё у него имеет поэтический канон, во всём слышится поэтический размер. Никто из противоположного лагеря (я имею в виду противоположение главным образом духовное) не мог быть способен на этот жанр, удачно найденный и много говорящий, потому что для владения им требуется, помимо таланта, ещё и правота… “Прейдет лик мира сего”, – сказано в Евангелии. Чтобы в будущем “лике” были мы не старческой морщиной, а полновесной чертой, и требуются нам эти постоянные собеседования. Уж чего нет и быть не может в “Месяцеслове” от Александра Боброва – ни в одной букве – ни слабости, ни уныния». А в ночь на 15 марта, уже в день рождения Валентина Григорьевича, пришло известие о его кончине.

Уныния как самого большого греха – по-прежнему нет в душе, но есть в ней неизбывная боль, ощущение неправоты. А ещё – осознание страшной утраты: не стало могучей опоры в жизни, того благодатного чувства, что есть у тебя великий современник и соратник. Трудно работать и сопротивляться страшной реальности без этого. Не просто с гениальным писателем издалека прощаюсь, а с частью себя как личности…

Александр Александрович БОБРОВ

P.S.

Во вторник, 17 марта, в Храм Христа Спасителя будет доставлен гроб с телом Валентина Распутина. Проститься с ним можно будет с 10.00 до 20.00 часов. В среду в 11.00 Патриарх Кирилл совершит отпевание Валентина Григорьевича, - сообщил ключарь Храма Христа Спасителя протоиерей Михаил Рязанцев. После известия о кончине писателя, Патриарх Кирилл совершил особую заупокойную молитву во время литургии в Калининграде. Как рассказал пресс-секретарь предстоятеля Русской Православной Церкви Александр Волков, на протяжении многих лет Патриарха Кирилла и Валентина Распутина связывали добрые, теплые отношения. Предстоятель РПЦ очень почитает писательский талант Распутина и глубоко скорбит о его кончине.

В связи с кончиной писателя с 16 марта на родине Распутина - в Иркутской области - объявлен траур. Власти рекомендовали отменить развлекательные мероприятия, приспустить государственные флаги. «Это большая утрата, как для всей страны, так и для мира. Валентин Григорьевич был человек с высокой гражданской ответственностью, его волновали вопросы сохранения духовности, целостности России. Мы потеряли великого человека. Его уникальность была в небывалой простоте, умении видеть и философски воспринимать обыденные вещи. Его любимые слова - надо иметь совесть, которая не даст возможности отступать", - сказал губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко о почётном гражданине Иркутска ещё с советских времён. Да, сколько за это время губернаторов сменилось, а скажешь Иркутск, Байкал  – сразу Распутин!


 


Помощь «Русскому Дому»

 

Дорогие братья и сестры!

Благодаря вашей поддержке «Русский Дом» продолжает выходить в то время, когда православные издания закрываются по всей России одно за другим. Увы, кризис не миновал никого. Мы нуждаемся в вашей помощи. Если у вас есть возможность внести лепту в издание журнала «Русский Дом», то проще всего это сделать, переведя деньги

на карточку Сбербанка № 4279 3800 1383 2391

Также у нас есть расчётный счёт:

Организация «Русский Дом», ИНН 7702365862, КПП 770201001, Московский банк Сбербанка России ОАО г. Москва, р/с 40703810538260101068, к/с 30101810400000000225, БИК 044525225

Кроме того, пожертвования можно направлять и через интернет:

Рублёвый кошелёк в системе Webmoney: R207426332207

Долларовый кошелёк в системе Webmoney: Z406090803927

Евро-кошелёк в системе Webmoney: E196200153466

Кошелёк в системе «Яндекс.Деньги»: 41001994189694

Тел./ факс: (495) 621-3502, 621-4618 (по подписке), 621-4353.

С любовью о Христе, с верой и надеждой в Россию,

Редакция «РД»

Поиск

Наши новости

RSS-материал